История наводнений в Питере

История самых страшных наводнений Питера

После последнего шторма солнышко – как манна небесная! В Санкт-Петербурге вчера было штормовое предупреждение.

Сейчас, благодаря построенной дамбе, наводнения у нас стали редкостью. А ведь история самых страшных наводнений в Питере насчитывает почти три века. Это был настоящий бич нашего города.

Долгое время причины наводнений в Петербурге объяснялись неверно. Обвиняли в них сильные западные ветры, которые якобы задерживают течение Невы так, что она выходит из берегов.

Лишь в двадцатом веке учёные установили главных “виновников” этих бедствий. Оказалось, что это циклоны, создающие нагонную волну. Волна эта в устье Невы сталкивается с естественным течением, в результате чего река из берегов и выходит.

Первое наводнение произошло буквально через три месяца после основания Петербурга, в ночь с девятнадцатого на двадцатое августа 1703 года. Вода поднялась более чем на два метра. Через три года случилось новое стихийное бедствие.

Пётр I писал о нём в своём письме к Меньшикову:

Третьего дни ветром вест-зюйд-вест такую воду нагнало, какой, сказывают, не бывало. У меня в хоромах было сверху пола 21 дюйм, а по городу и на другой стороне по улице свободно ездили на лодках… И зело было утешно смотреть, что люди по кровлям и по деревьям, будто во время потопа, сидели.

Самое известное наводнение Петербурга было воспето Пушкиным в его поэме”Медный всадник”. Произошло оно в ноябре 1824 года. Уровень подъёма воды достиг тогда максимального показателя за всю историю нашего города – 421 сантиметр выше ординара.

Но была в истории нашего города гораздо большая катастрофа – наводнение, произошедшее двадцать первого сентября 1777 года.

Старожилы тех времён, заставшие на своём веку оба этих бедствия, утверждали однозначно, что наиболее губительным было именно первое, не смотря на то, что уровень подъёма воды в том случае был ровно на метр меньше -341 сантиметр.

А дело в том, что началось оно затемно, рано утром. Вода стремительно начала прибывать, затопляя лачуги и подвалы, в которых жила беднота.

Выбираясь на улицу, перепуганные люди оказались в кромешной темноте посреди разбушевавшейся Невы. Многие погибли только от того, что не увидели в темноте, где можно укрыться от стихии.

В 1824 году наводнение происходило днём. А при дневном свете всё-таки проще найти какое-нибудь возвышение, чтобы укрыться от бурного потока (например, пушкинский Евгений пережил наводнение на спине льва возле одного из особняков).

Так что наиболее смертоносным в истории Санкт-Петербурга было наводнение 1777 года. Началось оно приблизительно в четыре утра.

Стремительное прибывание воды сопровождалось шквальным ветром. Через час уже потоки воды хлынули на городские улицы. Своего апогея наводнение достигло в шесть часов. На улицах города в тот день можно было запечатлеть колоритные картины.

Перед шокированными придворными Зимнего дворца проплыл сорванный с якоря купеческий корабль. Другой корабль волна занесла в чей-то сад в глубине Васильевского острова. По Невскому проспекту, да и по другим улицам люди передвигались на шлюпках.

Избы бедных жителей, сорванные с места, как щепки, плыли по могучей Неве. Одну из хижин стихия перенесла с одного берега на другой. На петербургских кладбищах размыло могилы, и полуистлевшие гробы также неслись в стремительном потоке.

О количестве поваленных оград и деревьев и говорить не приходится. Фонтаны Летнего сада были разрушены, после чего было решено их не восстанавливать. Именно так Летний сад стал окончательно сугубо”пейзажным”парком.

Не поддаётся подсчёту и количество человеческих жертв. Как минимум это несколько тысяч погибших.

Буйство стихии продолжалось несколько часов. Часов в девять начался спад воды, а к полудню Нева возвратилась в свои берега.

Екатерина II писала французскому философу Гримму:

Порыв ветра разбудил меня в пять часов. Я позвонила, и мне доложили, что вода у моего крыльца и готова залить его… Желая узнать поближе, в чём дело, я пошла в Эрмитаж. Нева представляла собой зрелище разрушения Иерусалима. По набережной, которая ещё не окончена, громоздились трёхмачтовые купеческие корабли. Я сказала: “Боже мой! Биржа переменила место…”Сколько разбитых стёкол! Сколько опрокинутых горшков с цветами!.. Обедаю дома, вода сбыла и, как нам известно, я не потонула.

Императрица, верная самой себе, писала о страшном наводнении шутливым, лёгким тоном. На самом деле ей было не до шуток во время бедствия.

Дворцовому священнику она приказала служить молебен, усердно молясь сама о спасении столицы.

После же того, как стало понятно, что опасность миновала, страх её тут же сменился на гнев, коий она незамедлительно излила на начальника полиции Чичерина.

Он просто оказался тем самым”стрелочником”, на которого упали все шишки.